Ф О Р У М
Среда 26.04.2017
Главная | Регистрация | Вход
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » Пишем, обсуждаем, спорим... » На злобу дня. Заметки. » Держава или Трымава?
Держава или Трымава?
nehristДата: Суббота, 05.11.2011, 17:36 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 12
Репутация: 0
Статус: Offline
Как ни удивительно, русские в сущности своей "украинцы", оказались в плену лживых представлений о навязанном им языке почтя его за путеводную нить к счастью и общественному согласию. Мешало тому и имевшее в старину место ополячивание их властителей, с охоткой менявших свою природную русскость на должность камер-пажа при королевском дворе, и узость взглядов просветителей народных, видевших в деле просвещения лишь возможность своего личного успеха. Именно благодаря их нерадению народ в минуту опасности оказывался без предводителей, способных мыслить широко с истинно русским размахом, а те из них, которых посылало народу скупое провидение, часто оставались без сподвижников, ибо народ оказался здесь глубоко безразличным к общественному — каждый видел в возмущении лишь повод для улучшения своё личного благосостояния.

Находясь в таком состоянии, народ оказался легко воспримчивым ко всякого рода искуственным переменам, призваным взрастить в русском теле, нерускую поросль. И совсем не случайтно, то, чего враги не могли к своему удовлетворению добиться от него силой, было добыто ими средствами самого же народа, вернее сказать, средствами народной необразованности и народного безразличия.

Язык — это не только средство общения, но и своеобразное выражение народа; его души. Язык нужен народу хотя бы для того, чтобы люди могли понимать друг друга. Говоря иными словами: язык — это некоторая обязательная необходимость для народа, без которой немыслимо его существования: ни как народа, ни как простого людского сообщества. Язык способствует развитию, культуры, знаний и, как следствие этого, способствует росту благосостояния самого народа. Грамотный человек, умеющий ясно, чётко и недвусмысленно выражать своим мысли, скорее будет понят собеседником, чем косноязычный, путающийся в словах и мыслях, человек.

Но даже самый умный и образованный человек будет выглядеть смешным неучем, если заставить его изъясняться на языке, который не свойственен всему опыту общения его прошлой жизни. Такой человек с трудом подыскивает слова, боится иногда произнести их вслух, ибо в голове тут же проносится мысль: „а правильно ли я говорю?” Такой человек выглядит беспомощным, жалким и действительно не произведёт на собеседника (не знай он о затруднениях того с языком) впечатление умного человека.

Данный пример в случае с одним человеком достаточно красноречив, но если дать волю воображению и представить не одного человека, а целое общество путающееся в словах, склонениях и речевых оборотах, то сразу же возникнет два вопроса: либо это общество безумцев, либо это общество использует неправильное средство общения, именуемое языком, или в нашем случае „мовой”.

Как и у человека в отдельном случае, так и у общества в целом, есть только два пути: либо освоить другое, более удобное понятное и выразительное речевое средство общения, либо привести собственное в соответствие с потребностями общения.

Всё было бы ничего, если бы „мовно” сослужило на пользу народу; если бы оно способствовало развитию культуры и науки; если бы оно служило удобный средством общения, однако, в случае с мовой, общество сталкивается с совершенно противоположным — даже начинающий папуас скажет вам, что изучать моковитское наречие гораздо легче, быстрее, удобней, чем изучать украинскую „мову”. Ни одного, сколь-нибудь значимого литературного произведения, не создано на „мове” за все 200 лет её навязывания народу. Всё, на чём зиждется мовно, так это неприязнь ко всему московитсткому, великорусскому.

В последнее столетие к этому прибавилось и то обстоятельство, что под московизмом стала пониматься тирания и, следовательно, „мову” теперь пытаются предъявить, как некий ознак свободолюбивого народа. Именно это обстоятельство служит той отправной точкой, откуда проистекает такое беспримерное в мировой истории позорное явление, как „мова”. Своеобразный посылом для всевозможных безумных утверждений.

— Разве нельзя бороться против того же москвачества средствами иными, чем отказ от природной русской речи? Неужели нет иных средств, менее смешных и более действенных?
— Почему у нас случилось то, что в любом другом народе почлось бы нелепостью и бессмыслицей?
— Почему уже третье столетие кряду, все мы служим неким сырьём для ничтожной кучки людей, поставивших своё извращённое видение прошлого и настоящего, выше всего прежнего опыта жизни и выше самого здравого смысла? Почему позволительно кучке этих людей отвергать природную нашу русскую речь, отравлять его ядом, именуемым „мовой”.
— Неужели столь бездарен и низок наш народ, что над ним позволительно совершать такие чудовищные опыты? Разве нашему народу нечем гордится, хотя бы в той же языковой области?
— Разве наш народ не дал ничего достойного? Разве не наши учёные исправляли литературу московитов (Прокопович) и разве не у нас учился великий Михайло Ломоносов? Так в чём же дело?
— До каких пор жалкая кучка бездарей от культуры будет предъявлять себя обществу в виде его поводырей и навязывать то, что од веку почиталось за безкультурье?

Украинцы — это литературное, искусственное название народа, принятое в учёной среде для удобства и со временем, под давлением внешних, политических обстоятельств, навязанное обществу в виде самоназвания. Так как целью статьи является точность в определениях, то я в дальнейшем слово „русский” буду употреблять для обозначения собственного русского народа, который "по грехам нашим", как сказали бы в старину, кое-кому вздумалось обозвать „украинским”.

Как и любой развитый народ, русские не составляли собой этнически однородного общества. В русском народе присутствуют черты покорённых славянами иранцев и влившихся в славянскую общность печенегов, узов, торков и прочих малых народов. То, что русский народ именно народ, а вовсе не безликая совокупность племён, подтверждается наличием общего для всего народа языка, который хоть и отличается в говорах, но в целом понятен не только для русских, но и производных от него народов: белорусов и московитов.

Русский язык — средство общения восточных славян, одинаково удобное и понятное. Наибольшего своего развития достиг в виде московитского наречия, которое и принято называть „русским” языком, хотя это не вполне правильно. В свою очередь, русский язык является языком славянской группы – очень схожий с языками других славянских народов — поляков, чехов, сербов, словаков, болгар, македонцев, хорватов, словенцев, словаков. Значительно схож славянский язык и с языками — литовским и латышским. Всё это свидетельствует о существовании в глубокой древности некоего общества, говорившего на праславянском языке.

Вместе с тем, славянский язык — неотъемлемая часть существовавшего некогда арийского языка – одинакового для германцев ирландцев, армян, греков, иранцев и многих народов Индии. Схожесть славянского с иранским едва заметна и доступна пожалуй специалистам. Схожесть славянских языков с языками немецкими или романскими уже более заметна и говорящие замечают множество слов имеющих общие корни в казалось бы, различных языках. Между собой славянские языки отличаются настолько мало, что говорящие, если говорят не торопясь, полностью понимают друг друга без переводчика.

Русский язык не составлял единого целого, как не составлял единого целого и славянкий язык во времена Константина и Мефодия – это заметно не только из наличия двух азбук — глаголицы и кириллицы, но и на примере самой кириллицы, в которой составителям приходилось решать трудную задачу — создание некой универсальной азбуки, удобной для употребления людей, использующих различные произношения многих слов.

Даже самый отсталый народ имеет в своём языке базовый набор слов, которым его язык отличается от других языков. К нему относятся слова выражающие простейшие понятия, как то: чувства, стороны света, направление движений, названия частей тела, явлений природы, растений, предметов, орудий труда и т. д. В случае, когда имеет место новое понятие, явление или новый, незнакомый народу предмет, то в язык этого народа входят заимствования — то есть слова из других языков.

Разумеется, для обозначения такого понятия, как установка для разгона элементарных частиц, в язык папуаса войдёт слово „колайдер” и это будет правильным. Но представим себе нечто иное — когда в язык папуаса будут вводить слово для обозначения простых и понятных вещей, которое уже есть в его словарном запасе. Разумеется, такое слово тотчас войдёт в противоречие с существующим языком, и будет выглядеть в нём как инородное тело. Например, в языке существует слово „обстановка”. Представим себе, сколь станет уродлива и безграмотна речь говорящего папуаса, если вместо слова „обстановка” он произнесёт (извините за выражение) „ситуация”, а вместо слова „пол” скажет слово „секс”. Подобные в развитом обществе, имеющем литературные и культурные традиции, будет воспринято с возмущением, даже людьми далёкими от изучения языка и его особенностей. В обществе лишённом культуры и литературных традиций, такое явление, скорее всего, окажет влияние и на его язык. Осознанно или неосознанно, но это было подмечено деятелями культуры так называемого „украинского” возрождения.

Несомненно, что русский язык, как и всякий другой язык, развивается вместе с усложнением жизни. Слова и целые речевые обороты не соответствующие удобству общения или ясности излагаемой мысли исчезают из употребления, оставляя место другим. Так произошло в случае со словами „женешь-гонишь”. Летописи свидетельствую, что в старину слово „женешь” было распространено, но со временем уступило место слову „гонишь”, как более удобному. В самом деле, много ли слов можно построить на основе слова „женешь”? Как будет на пример слово „гонец”, если произвести его от „женешь”, „женець”, что ли?

Нет нужды доказывать, что русские, настоящие русские — это мы с вами, которых нынче принято именовать украинцами. История нашего народа и народов, которые наши предки втянули в свою языковую и культурную орбиту (угры, финны и их разновидность – московиты) – одна из жемчужин среди культур великих народов, составляющих гордость европейской цивилизации. Вместе с тем, величие в значительной мере определяется не настоящим, а прошлым, причём достаточно отдалённым.

Нынешнее положение вещей не может не заставлять всякого сознательного человека задаться вопросами: С каких это пор мы стали „украинцами”? По выдумкам неучей и бездарей вроде Грушевского и Шевченка? Почему наше природное название „русские” мы отдали?

Сколько можно издеваться над украинским языком? В нём нынче наши природные русские слова встречаются в виде исключения. Скажем, к чему говорить по-немецки „брутально”, когда можно по-нашему, по-русски: „грубо”, „грязно”? Чем наши русские слова хуже-то? Неужели вы думаете, что приятно слышать все эти „ситуации” и „адекватно”? Неужели непонятно, что в каких бы нестиранных трусах не искали „консенсус”, его там не найти! Ведь есть наше русское слово „согласие”! Почему вместо природного нашего слова "площадь" должно выворачивать язык трубочкой и выговаривать по-татарски „майдан”? Мало татары причинили нам горя в прошлом?..

А откуда вытащили словесо „кохання”? Даже в Польше стоит город Люблин! Люди от любви рождаются, а не от кохання!Откуда, из каких дремучих глубин невежества, вытащили на божий свет словесо „мисто”? Ужгород, Миргород, Вышгород, Нижгород, Белгород, Новгород – названия городов наших старинных сами говорят за себя. Какое может быть „мисто”? А словесо „сенс”?! Неужели не знакомо слово „мысль”?

Я понимаю, что ни один язык не может быть самодостаточным, и новые слова входят в употребление в каждом из языков. Но это касается и оправдано для относительно новых явлений и понятий. В каждом языке (даже в языке папуасов) как я уже говорил выше, есть основной набор слов, обозначающий простые понятия, степени родства, предметы природные явления, и т. д. Украинский язык не исключение, но то, во что его превратили, не может вызывать, чего иного, кроме отвращения: „мандривнык”, „бачу”, „паркан”... нет такой неблагозвучной мерзости, которую неудачники-мовисты не втянули бы в свою „мову”. И чем неудобоваримей ты изрыгнёшся, чем смешней и нелепей будет твоя речь, чем больше ты унавозишь её „ыканьем” и „эканьем”, тем более ты будешь у них в почёте!

Насаждается всё, что неудобно и нелепо. Втягивается в речь певческие обороты и приёмы. Неужели не ясно, что на речи в первую очередь разговаривают? Да, на речи разговаривают, а не поют. В песнях, сколько угодно допустимо растягивать окончания, (особенно, если поющий не в состоянии держать „ля” восемь тактов кряду), но это в песнях, но речь? Наша живая речь, которая из-за мовы уже еле слышна... еле дышит... неужели нам не жалко нашего русского языка, что губим мы его мерзкой "мовой"— языком нравственных убожеств?

Даже фино-угры дремучих лесов, волей русского человека, выучили её, восприняли русское государство, как своё, восприняли русскую литературу, искусство, гордятся им и тсовершенно справедливо ычут нам в глаза „украинство”.

Почему мы должны получать документ, в котором написано „отрымання”? Зачем нам все эти мерзкие немецкие словеса в польской раскладке? Я спрашиваю: у нас ДЕРЖАВА или ТРЫМАВА??? Думаю, что если есть слух, то всякий ответит на этот вопрос. Почему происходит мерзкое насаждение неприродной насквозь лживой и выдуманной „мовы”, на которой никто ни говорить, ни писать, ни думать не хочет. На которой не пишут книг и не слагают виршей? Неужели нет чувства здравого смысла, чтобы говорить: „я маю рацию”? (ведь сейчас ходят с мобилами) А нелепые апострофы? А гавкучая буква „г”? А предлоги „вид” и „пид”, взятых из речи забитых, затурканных селян, тогда как правильно говорить и писать „под” и „од”.

Встречаю знакомую училку-мовнючку. Спрашиваю её про эти мерзкие предлоги. Отвечает, надув губки, что в закрытых, мол, слогах у них (в мовне) принято писать и говорить „и” вместо „о”. Отсаётся непонятным, какого дьявола те же мовнюки говорят "кОз-ак" вместо правильного мовнюкского "кИз-як"?

Выговор, произношение тех или иных звуков, а порой и слогов, не есть признак, по которому можно судить о языке. Звуки „г” и „х” предлог „от” и „од”— всё это выговор одних и тех же слов. Самое удивительное состоит в том, что без услуг этих, так называемых деятелей от культуры, украинский язык, несмотря на сильное соперничество московитского наречия, занял бы достойное место в употреблении не только наших граждан, но и всех людей, которые любопытствуют культурой нашего великого и одновременно несчастного народа. Именно их навязчивое бескультурье, умноженное печатными средствами, привели к тому плачевному положению, в котором мы сейчас и находимся.

Чтобы мои утверждения не выглядели голословными, привожу краткий список всего наносного, того, что позорит и уничтожает наш язык. Того, что оскорбляет наш народ ежедневно и ежечасно. Слева дано мовнюкское слово, посередине — польское, а справа — правильное, то есть, русское:

альтанка – altanka – беседка
аматор – amator – любитель
амбасада – ambasada – посольство
аркуш – arkusz – лист (бумаги)
багнет – bagnet – штык
багно – bagno – болото
баламут – balamut – повеса
банкет – banket – пир
балія – balia – лохань (для стирки)
банк – bank – лихварня
банкир – banker – лихварь
барва – barwa – краска
башта – baszta – башня
безлад – bezlad – беспорядок
белькотання – belkotanie – бормотание
білизна – bielizna – белье
блазень – blazen – шут
блакитний – blekitny – голубой
блискавка – blyskawica – молния
бляшанка – blaszanka – жестянка
боївка – bojowka – дружина
брак – brak – нехватка
брама – brama – ворота
бриля – bryla – глыба
бруд – brud – грязь
брутальний – brutalny – грубый
будинок – budynek – дом
вага – waga – вес
вада – wada – недостаток
вапно – wapno – известь
варта – warta – стража
вартість – wartosc – стоимость
великий – wielki – большой
верства – warstwa – слой
вибачати – wybaczac – извинять
вибух – wybuch – взрыв
видовисько – widowisko – зрелище
викреслити – wykreslic – вычеркнуть
викрити – wykryc – разоблачить
вимагати – wymagac – требовать
винний – winny – должен
виняток – wyjatek – исключение
випадок – wypadek – случай
витримати – wytrwac – выдержать
виховання – wychowanie – воспитание
Відень – Wieden – Вена
відшкодувати – odszkodowac – возместить
влох – wloch – итальянец
вовкулак wilkolak – оборотень
войовничий – wojowniczy – воинственный
вплив – wplyw – влияние
гай – gaj – роща
гак – hak – крюк
галузь – galaz – отрасль
ганок ganek крыльцо
гармата – armata – пушка
гарт – hart – закалка
гвалт – gwalt – насилие
генерація – generacia – поколение
гідність – godnosc – достоинство
глод – glod – боярышник
гнобити – gnebic – угнетать
гной – gnoj – навоз
голити golic – брить
головнокомандуючий – главноначальствующий
голосно – glosno – громко
гребля – grobla – плотина
громада – gromada – общество, товарищество
гроно – grono – гроздь
губити – gubic – терять
гудзик – guzik – пуговица
гума – guma – резина
дзьоб – dziob – клюв
довести – dowiesc – доказать
довколо – dokola – вокруг
догана – nagana – выговор
жарт – zart – шутка
жваво – zwawo – живо, проворно
жебрак – zebrak – нищий
живиця – zywica – смола
живлення – zywienie – питание
живцем – zywcem – живьем
жоден – zoden – ни один
жужіль – zuzel – шлак
забобон – zabobon – суеверие
забудова – zabudowa – застройка
забуток – zabutek – памятник старины
завада – zawada – помеха
завчасно – zawczasu – заранее
завітати – zawitac – наведаться
загарбати – zagarnac – присвоить
загартований – zahartowany – закаленный
загубити – zgubic – потерять
зажадати – zazadac – потребовать
заздрість – zazdroscґ – зависть
зазнати – zaznac – испытать
зазначити – zaznaczyc – подчеркнуть
займенник – zaimek – местоимение
заклад – zaklad – предприятие
заклопотаний – zaklopotany – озабоченный
закоханий – zakochany – влюбленный
закрутка – zakretka – отвертка
залежати – zalezec – зависеть
залицятися – zalecac sie – ухаживать
залога – zaloga – экипаж
залюдняти – zaludniac – заселять
замах – zamach – покушение
замкнути – zamknac – запереть
замовити – zamowic – заказать
замордувати – Zamordowac – убить
замість – zamiast – вместо
занадто – zanadto – слишком
занедбаний – zaniedbany – запущенный
занотувати – zanotowac – записать
запалити – zapalic – закурить
запаска – zapaska – передник
запевнити – zapewnic – убедить
запитання – zapytanie – вопрос
заплав – zaplaw – разлив, половодье
запобігливий – zapobiegliwy – предусмотрительный
запропонувати – zaproponowac – предложить
зап‘ятий – zapiaty – застегнутый
засада – zasada – основа
застосувати – zastosowac – применить
зателефонувати – zatelefonowac – позвонить
затримати – zatrzimac – задержать
затятість – zacietosc – упрямство
зауважити – zauwazyc – заметить
зацікавити – zaciekawiac – заинтересовать
зашкодити – zaszkodzic – навредить
збочити – zboczyc – сойти с верного пути
зброя – zbroja – оружие
збудити – zbudzic – разбудить
збудувати – zbudowac – построить
збіжжя – zboze – хлеб, зерновые
зважати – zwazac – принимать во внимание
зверхність – zwierchnosc – власть, управление
звиклий – zwykly – привычный
звироднілий – zwyrodnialy – выродившийся
зволікання – zwloczenie – промедление
згвалтування – zgwalcenie – изнасилование
зиск – zysc – прибыль
зле – zle – плохо
злодій – zlodziej – вор
злочинець – zloczynca – преступник
змова – zmowa – заговор
зморшка – zmarszczka – морщина
змусити – zmusic – заставить
зміна – zmiana – смена
знайда – znajda – найденыш
зненацька – znienacka – внезапно
зрада – zdrada – измена
зрештою – zreszta – впрочем
зрозумілий – zrozumialy – понятный
зубожіння – zubozenie – обнищание
зухвало – zuchwale – дерзко, нагло
еврей – jude – жид
кайдани – kajdany – кандалы
канапа – kanapa – диван
керувати – kierowac – управлять
кнур – knur – боров
команда – command – приказ
командир – commander – начальник
комора – komora – кладовая
консенсус – zgoda – согласие
кошик – koszyk – корзина
коштовність – kosztownosc – драгоценность
краватка – krawat – галстук
кравець – krawiec – портной
крадіжка – kradziez – кража
крапля – kropla – капля
кресало – krzesiwo – огниво
крок – krok – шаг
кроква – krokiew – стропило
крук – kruk – ворон
кудлатий – kudlaty – косматый
кут – kat – угол
лазня – laznia – баня
лан – lan – поле, нива
ланцюг – lantzug – цепь
лемент – lament – вой
литера – litera – буква
лупати – lupac – раскалывать
маєток – majatek – имение
макуха – makuchy – жмыхи
малярство – malarstwo – живопись
мешканець – mieszkaniec – житель
місто – miasto – город
мовити – mowic – говорить
можливо – mozliwie – возможно
мружитися – mruzyc – жмуриться
мурований – murowany – каменный
мусить – musiec – должен
муслін – muslin – кисея
набой – naboj – заряд
наречений – narzeczony – жених
натхнення – natchnienie – вдохновение
недоречний – niedorzeczny – нелепый, вздорный
нотатка – notatka – заметка
ноші – nosze – носилки
огидний – ohydny – противный
опріч – oprocz – кроме
ослін – oslona – ограждение
остаточно – ostatecznie – окончательно
пазур – pazur – коготь
паливо – paliwo – топливо, горючее
палити – palic – курить
пан – pan – господин
панич – panicz – барчук
панна – panna – барышня
панувати – panowac – властвовать
панщина – pansczyzna – барщина
папір – papier – бумага
паркан – parkan – забор
паша – pasza – корм
пензель – pedzel – кисть (для рисования)
перешкодити – przeszkodzic воспрепятствовать
перли – perlly – жемчуг
печеня – pieczen – жаркое
питання – pytanie – вопрос
пиха – pycha – высокомерие
підмет – podmiot – подлежащие
підступний podstepny – коварный
піхва – pochwa – ножны
пляма – plama – пятно
повинен – powienien – должен
повітря – powietze – воздух
позичати – pozyczac – одалживать
покотем – pokotem – вповалку
пологовий – pologowy – родильный
полювати – polowac – охотиться
попит – popyt – спрос
поразка – porazka – поражение
порцеляна – porcelana – фарфор
прагнення – pragnienie – жажда
прапор – proporzec – знамя, знамено
прасувати – prasowac – гладить (белье)
призьба – pryzba – завалинка
примус – przymus – принуждение
притаманно – властн – свойственно,
раптом – raptem – вдруг
регот – rzegot – хохот
розвага – rozwaga – рассудительность
розмова – rozmova – беседа, разговор
рудий – rudy – рыжий
сенс – sеns – смысл
ситуация – situaTion – обстановка
скарб – skarb – казна, клад
скарга – skarga – жалоба
скористатися – skorystac – воспользоваться
скроня – skron – висок
скубати – skubac – щипать
смак – smak – вкус
смерека – smereka – елка
сніданок – snidanie – завтрак
спис – spisa – копье
сповідь – spowiedz – исповедь
сподіватися – spodziewc sie – надеяться
спритний – sprytny – бойкий
спростувати – sprostowac – опровергнуть
спіж – spiz – бронза
страйк – strajk – забастовка
сумління – sumienie – совесть
сурма – surma – труба (сигнальная)
сходинка – shodek – ступенька
тортури – tortury – пытки, истязания
тримати – trzymac – держать
труна – trumna – гроб
тутешній – tutejszy – местный, здешний
увага – uwaga – внимание
ув‘язнення – uwiezenie – заключение (в тюрьму)
урода – uroda – красота
фарба – farba – краска
фіранка – fieranka – занавеска
фортеця – forteca – крепость
фурман – furman – возница
хорт – chart – борзая
цвинтар – cwentarz – кладбище
цегла – cegla – кирпич
цибуля – cebula – лук (овощ)
цілковито – calkowicie – всецело
частка – czastka – доля
чинний – czynny – действующий (напр. закон)
чуприна – czupryna – чуб
шаль – szal – бешенство
шибениця – szubienica – виселица
шибка – szyba – оконное стекло
шкапа – szkapa – кляча
шкіра – szkora – кожа
шкода – szkoda – вред
шлюб – slub – женитьба
шляхетний – szlachetny – благородный
шмагати – smagac – хлестать
шпиталь – szpital – больница
штука – sztuka – искусство
штучний – sztuczny – искусственный
шукати – szukac – искать
щупак – szczupak – щука
щур – szczur – крыса

Список этот можно продолжать достаточно долго, но я намеренно ограничился наиболее махровыми представителями так называемого "украинства" в литературе. При этом замечу, что напрасно было бы полагать в этих людях злодеев. Все они были движимы (как им казалось) „лучшими” побуждениями. Дело в ином: совершенно не отмеченные талантом, эти люди не нашли ничего другого, как создать себе некий мирок, в котором они бы могли являться классиками и основоположниками „своей” литературы.

Олесь Бузина, одним из первых в наше постсоветское время честно и правдиво написавший об этом Шевченке, подвёргся осмеянию и брани. А ведь ругать его нужно и должно лишь за то, что он ещё слишком учтиво и обходительно написал об этом, с позволения сказать, „пиите”.

Ну, скажите на милость, может ли человек пребываючи в здравом рассудке, читать бредовые „творы клясыка”, ведь всё, что не возьми из его литературного „наследия”— лишено простейшего смысла, и тот, кто объяснит в чём заключается смысл поэмы „Тризна” сильно меня обяжет. Но если бы один только обозлённый на весь белый свет Шевченко! Другое убожество – Иван Франко. Помнится, будучи ещё школьником, я недоумевал: каким надо быть идиотом, чтобы назвать гуцульского вождя, слыхом не слыхавшего о христианстве, латинским именем "Захар" и вдобавок придать ему монгольское прозвище «Беркут», в то время когда монголов-то и не было! В этой жалкой поделке весь "класык" – ничтожный, лживый, бездумный...

Сколь не читал „Тени забытых предков” М. Коцюбинского. Сколь не просматривал „знаменитую” киноподелку Параджанова, я так не смог понять о чём речь-то? Не произведение, а набор описаний каких-то смутных, порой звериных чувств, без всякой между собой смысловой связи. И это – третий класык мовизма, вознесённый на щит своими последователями! А ведь мало кто знает, что этот подлец презрительно называл русскую грамматику, на которой, кстати, писал Котляревский свои, призванные смешить друзей произведения, «романовкой», намекая на причастность к ней царского правительства.

Не отстают от „клясыкив” и власть держащие. Показателен рассказ М. Добкина, докладывавшего на заседании правительства о положении дел. Докладывал на русском языке. Министр культуры оборвал его и потребовал, чтобы Добкин говорил на „мовне”. Добкин отказался. Тогда министр культуры, заявив, что не хочет «чуты той собачойи „мовы” показательно вышел прочь. Прямая связь, преемственность между „клясыкамы” и их последователями – налицо.

Спросим, можно ли ставить рядом произведения Шевченка, Франка, Винниченка с произведениями Пушкина, Гоголя, Чехова? Ответ ясен каждому, кто знаком с творчеством этих писателей. Отсутствие мысли, невнятность — отличительные черты, так называемой, „украинской литературы”, и это не удивительно: мёртвый язык не мог не породить мёртвую литературу.

Несколько отвлекаясь, надо сказать, что, пожауй, только песенная культура сохранила основу правильного украинского наречия руксского языка, но и она испытывала сильнейшее давление со стороны мовистских стихотворцев — несмотря на красоту музыки, темы песен не выходит за границы некоего обязательного набора, который можно означить словами одной известной песни: „одна калына, за викном, одна родына за сэлом”. Примечательно и то, что лучшие тексты песен последних десятилетий не выходят за смысловые, тематические границы, определённые народным творчеством 17 столетия. Это ли не свидетельство полной несостоятельности мовы в части способности передавать многообразие чувств, выражать меняющиеся понятия и представления о жизни! Положение музыкальной украинской культуры весьма знаменательно. Оно – полная противоположность искусственности украинской литературы и объясняется, как нельзя лучше, известным определением „только музыка не лжёт”. Ложь, которую мовисты сплетают из своих неудобоваримых словес, отторгается музыкой, то есть, тем, что не зависимо от слов воздействует на душу человека. Получается удивительное: все любят украинскую музыку, украинскую песню, но не любят украинской „мовы”. Это ли не лучшее доказательство её надуманности и неприспособленности для нужд русского народа!

Смеха достойны утверждения так называемых „украинских” учёных-филологов, тщащихся доказать существование какого-то особого украинского языка, который в их понимании должен выглядеть как нынешняя „мова”. Ревнуя к сомнительной славе своих "историков, скатившихся до утверждения, о существовании особого племени укров, они вещают нам о том, как разделялись произношения букв „ять”. Рисуют схемы с чёрточками. Не надо быть филологом, чтобы понять: сами по себе буквы никак не могут перейти в другие, если их насильно (используя печать) не подводить к графическому выражению других звуков. Всякий посмеётся мовисту в лицо. Достаточно взять в руки карандаш и нарисовать на листе бумаги пресловутую букву „ять”. Нарисованное можно положить в стол, можно повесить на стену, но, сколько бы не висела написанная буква, не превратится она в возжажданная мовистами „i”.

Другая мовистская блажь заключается в насквозь лживом утверждении, будто письменный язык наших предков отличался от разговорного. Отличия литературного языка от языка разговорного свойственно всем без исключения развитым народам. Другое дело: каковы эти отличия? Насколько они значимы? Насколько велики и, самое главное, каковы основания для подобного рода утверждений?

Оснований таковых нет.

Думать, будто московитское наречие произошло от староболгарского языка — есть величайшая насмешка над самим здравым смыслом, ибо тогда непонятно: каким образом, чуждый слуху, книжный язык вошёл в обиход московитов, которые почитают его за родной. Могло ли это произойти? Конечно же, нет. Такого не могло произойти, как не произошло с латынью в Германии, Чехии, Польше, в которых богослужебный язык так и не заменил языка народного.

У народов, которые принято называть „романоговорящими” (то есть, язык которых теснее связан с латинским языком, чем языки германские или славянские) латынь тоже не заменила живого народного языка. Но, если латынь не заменила и не вытеснила французский, испанский, итальянский языки, то как же могло получится, что книжный староболгарский язык, мог войти в обиход московитов? А ведь именно так следует из рассуждений мовистов.

Ясно, что только такой язык, только такой словарный состав и только такая грамматика и правописание могли войти в обиход неграмотных людей, только в том случае, если его отличия от разговорного языка были ничтожны (если вообще были)

Если предположить, что „староболгарский” язык приносился с приходящим на берега Оки и Волги русским населением, то надо допустить и то, что этот, якобы староболгарский язык был для них родным и разговорным. Невероятно, чтобы русич, общаясь с каким-нибудь вятичем, поминутно заглядывал в евангелие! А ведь только при живом общении изменяются языки коренного населения. История сохранила тому достаточно красноречивых примеров — достаточно вспомнить последствия норманнского завоевания Англии: привнесённый офранцуженными норманнами французский язык, оставался в обиходе только правящей верхушки, а народ (говоривший на старонемецком) постепенно стал говорить на том, что мы нынче знаем как английский язык.

В случае с русским языком мы имеем неопровержимые доказательства мовистской лжи: история сохранила для нас документы тех давних времён: настенные надписи (граффити) и берестяные грамоты Новгорода и Смоленска. В них — живой разговорный язык, похожий и на московитское наречие и на русское, но никак не похожий на то, что пытаются нам навязать —„мову”.

Вспомним, как относились к тому, что принято почитать за святое, те, кого мовисты прочат в отцы-основатели выдуманной ими Украины. Чем прославлены эти „поводыри” русского народа? Доносами друг на друга в Москву и Варшаву? Кровавыми войнами между собой? Продажами соотечественников в рабство (Дорошенко), или мы знаем примеры бережного отношения к нашему русскому прошлому? Нет таких примеров. Даже кости Богдана Хмельницкого, высыпанные поляками из гроба, не потрудились собрать, не говоря уже о том, чтобы защитить прах народного предводителя от надругательства. Теперь мовисты велят нам брать пример с тех, кто ничем не прославил наше Отечество, и большею частью бесславил его. Вместо того, чтобы сплачивать народ и возвращать в его жилу каждую каплю благродной русской крови, они, уподобившись польским комиссарам, сеют в его душе зёрна мерзкой нерускости и жнут свой чёрный посев.
 
cliner54Дата: Воскресенье, 06.11.2011, 19:59 | Сообщение # 2
рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Здравствуйте, Александр!
Что-то, из написанного Вами, мне созвучно, что-то - нет. Хотелось бы прояснить позиции.
-Вы пишите -( ...Я тезисно повторю вам слова академика Толочка "Мне не нужна культура, которая заставляет меня отказаться от своей национальной идиентичности". То есть, от природной русскости. Толочко, да будет вам известно, не КАЦАП. Равно, как и ваш покорный слуга. ...)
-Вопрос к Вам - (... Интересно,как Вы русских делите на КАЦАПОВ и не КАЦАПОВ ?...) .
-Опять Вы - (...Прежде, чем задавать вопросы подобного рода да ещё в подобной тональности...)
-Мой вопрос - это цитата из написанного Вами, т.е. и ,,подобный род,, и ,, тональность,, заданы Вами.
 
nehristДата: Воскресенье, 06.11.2011, 20:55 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 12
Репутация: 0
Статус: Offline
Извините, я не доглядел ваш пост и поспешил ответить вам в гостевой.

Вы написали ",ПОЧЕМУТО,, прератилось в (РУССКИЙ)"

Приношу извинения. Если Вы внимательно смотрели первую страницу, то должны были заметить. что на собственном сайте я не был около года. По этой простой причине не доглядел в фильтрах неправильную установку замены слов. Виноват - в ближайшее время исправлю. Форум-то и гостевую уже починил. Не до всего доходят руки. Спасибо, что обратили внимание на эту досадную недоработку.

Я не делю русских. Русских делят всякого рода украйынцы да жамойты. Я исхожу из единства русского народа, который конечно же не может быть на таких обширных просторах одинаков в элементах речи и культуры. Но я против того, чтобы эти различия преподносить как существование каких-то трёх или больше народов. Создавать немыслимые по гнусавости языки и проч. Галичан (славян) я полагаю такими же русскими (только обманутыми) как и полтавчан и нижегродцев.

"Ваш единственный форумчанин"

Вот видите - вы для меня просто бесценный! Вообще-то я не считаю нормальным иметь форум на писательской странице, которая суть - страница-визитка, созданная лишь для того, чтобы я, как автор, не забывал о своём творческом призвании. Но открыл его на всякий случай - если вам, или кому либо захочется более глубокого и обстоятельнаго общения, которое неуместно в тесных рамках гостевой книги. Сегдня я дополнил главную страницу несколькими старыми статьями. Прочитайте, если сочтёте их достойными своего внимания и времени.

Что касаемо вышеизложенного, то я полагаю, что приведенный в данной статье словарь красноречиво всё иллюстрирует - замене подвергаются (и притом намеренно) именно те слова, которые содержаться в основной, коренной части языка, и которые имеются во всяком, даже самом отсталом и неразвитом языке. Сделано это единственно из желания создать язык, а вместе с ним и народ отдельный от русского.
Уберите напрочь из мовна хотя бы то, что я привел в словаре и вы увидите, что малорусское наречие единого русского языка мало чем отличается от великорусского наречия единого русского языка. Если же уберёте из него различия, характерные как для говора, то разницы вобще не почувствуете.
 
Форум » Пишем, обсуждаем, спорим... » На злобу дня. Заметки. » Держава или Трымава?
Страница 1 из 11
Поиск:

Сайт управляется системой uCoz
© Александр Нехристь. 2007 г.